«Капитанская дочка» – описание вожатого — Русская историческая библиотека

23.png

Вопрос от 452 дня назад

Г л а в а ll. Вожатый номер 1 (Опишите портрет Вожатого, его таинственный разговор с хозяином. В чем его иносказательность?) срочно заранее большое спасибо!

Z6gh1pjh6vnB557l.jpg

Ответ от

Портрет вожатого — худощав, но широкоплеч, живые большие глаза, глаза бегали, выражение лица приятное, но плутовское говорят о том, что при довольно обычной внешности внутренний мир героя необычный: он содержит что-то тревожное, непонятное. Говорит он загадочно. Использует пословицы. Его речь понятна только хозяину, но не понятна Гриневу. Ясно только, что вожатый говорит о каком-то противостоянии («заткни топор за спину: лесничий ходит»), рассказывает вожатый и о том, что он бродил по этим местам, подвергался опасности («швырнула бабушка камушком — да мимо»). Хозяин понимает о чем речь, это, очевидно, единомышленник вожатого.

Вернуться к списку вопросов

(Пушкин «Капитанская дочка», глава 2.)

А. С. Пушкин. Капитанская дочка. Аудиокнига

[См. «Капитанская дочка» – описание бурана.]

…Вдруг увидел я что-то черное. «Эй, ямщик! – закричал я, – смотри: что там такое чернеется?» Ямщик стал всматриваться. «А бог знает, барин, – сказал он, садясь на свое место, – воз не воз, дерево не дерево, а кажется, что шевелится. Должно быть, или волк, или человек». Я приказал ехать на незнакомый предмет, который тотчас и стал подвигаться нам навстречу. Через две минуты мы поровнялись с человеком. «Гей, добрый человек! – закричал ему ямщик. – Скажи, не знаешь ли, где дорога?»

– Дорога-то здесь; я стою на твердой полосе, – отвечал дорожный, – да что толку?

Читайте также:  Сочинение на тему трагедии Пушкина «Борис Годунов»

– Послушай, мужичок, – сказал я ему, – знаешь ли ты эту сторону? Возьмешься ли ты довести меня до ночлега?

– Сторона мне знакомая, – отвечал дорожный, – слава богу, исхожена и изъезжена вдоль и поперек. Да вишь какая погода: как раз собьешься с дороги. Лучше здесь остановиться да переждать, авось буран утихнет да небо прояснится: тогда найдем дорогу по звездам.

Его хладнокровие ободрило меня. Я уж решился, предав себя божией воле, ночевать посреди степи, как вдруг дорожный сел проворно на облучок и сказал ямщику: «Ну, слава богу, жило недалеко; сворачивай вправо да поезжай».

– А почему ехать мне вправо? – спросил ямщик с неудовольствием. – Где ты видишь дорогу? Небось: лошади чужие, хомут не свой, погоняй не стой. – Ямщик казался мне прав. «В самом деле, – сказал я, – почему думаешь ты, что жило недалече?» – «А потому, что ветер оттоле потянул, – отвечал дорожный, – и я слышу, дымом пахнуло; знать, деревня близко». Сметливость его и тонкость чутья меня изумили. Я велел ямщику ехать. Лошади тяжело ступали по глубокому снегу. Кибитка тихо подвигалась, то въезжая на сугроб, то обрушаясь в овраг и переваливаясь то на одну, то на другую сторону. Это похоже было на плавание судна по бурному морю. Савельич охал, поминутно толкаясь о мои бока. Я опустил циновку, закутался в шубу и задремал, убаюканный пением бури и качкою тихой езды.

<�…> Я проснулся; лошади стояли; Савельич дергал меня за руку, говоря: «Выходи, сударь: приехали».

– Куда приехали? – спросил я, протирая глаза.

– На постоялый двор. Господь помог, наткнулись прямо на забор. Выходи, сударь, скорее да обогрейся.

Я вышел из кибитки. Буран еще продолжался, хотя с меньшею силою. Было так темно, что хоть глаз выколи. Хозяин встретил нас у ворот, держа фонарь под полою, и ввел меня в горницу, тесную, но довольно чистую; лучина освещала ее. На стене висела винтовка и высокая казацкая шапка.

Хозяин, родом яицкий казак, казался мужик лет шестидесяти, еще свежий и бодрый. Савельич внес за мною погребец, потребовал огня, чтоб готовить чай, который никогда так не казался мне нужен. Хозяин пошел хлопотать.

– Где же вожатый? – спросил я у Савельича. «Здесь, ваше благородие», – отвечал мне голос сверху. Я взглянул на полати и увидел черную бороду и два сверкающие глаза. «Что, брат, прозяб?» – «Как не прозябнуть в одном худеньком армяке! Был тулуп, да что греха таить? заложил вечор у целовальника: мороз показался не велик». В эту минуту хозяин вошел с кипящим самоваром; я предложил вожатому нашему чашку чаю; мужик слез с полатей. Наружность его показалась мне замечательна: он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. В черной бороде его показывалась проседь; живые большие глаза так и бегали. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское. Волоса были обстрижены в кружок; на нем был оборванный армяк и татарские шаровары. Я поднес ему чашку чаю; он отведал и поморщился. «Ваше благородие, сделайте мне такую милость, – прикажите поднести стакан вина; чай не наше казацкое питье». Я с охотой исполнил его желание. Хозяин вынул из ставца штоф и стакан, подошел к нему и, взглянув ему в лицо: «Эхе, – сказал он, – опять ты в нашем краю! Отколе бог принес?» Вожатый мой мигнул значительно и отвечал поговоркою: «В огород летал, конопли клевал; швырнула бабушка камушком – да мимо. Ну, а что ваши?»

– Да что наши! – отвечал хозяин, продолжая иносказательный разговор. – Стали было к вечерне звонить, да попадья не велит: поп в гостях, черти на погосте.

«Молчи, дядя, – возразил мой бродяга, – будет дождик, будут и грибки; а будут грибки, будет и кузов. А теперь (тут он мигнул опять) заткни топор за спину: лесничий ходит. Ваше благородие! за ваше здоровье!» – При сих словах он взял стакан, перекрестился и выпил одним духом. Потом поклонился мне и воротился на полати.

Я ничего не мог тогда понять из этого воровского разговора; но после уж догадался, что дело шло о делах Яицкого войска, в то время только что усмиренного после бунта 1772 года.

<�…> Проснувшись поутру довольно поздно, я увидел, что буря утихла. Солнце сияло. Снег лежал ослепительной пеленою на необозримой степи. Лошади были запряжены. Я расплатился с хозяином, который взял с нас такую умеренную плату, что даже Савельич с ним не заспорил и не стал торговаться по своему обыкновению, и вчерашние подозрения изгладились совершенно из головы его. Я позвал вожатого, благодарил за оказанную помочь и велел Савельичу дать ему полтину на водку. Савельич нахмурился. «Полтину на водку! – сказал он, – за что это? За то, что ты же изволил подвезти его к постоялому двору? Воля твоя, сударь: нет у нас лишних полтин. Всякому давать на водку, так самому скоро придется голодать». Я не мог спорить с Савельичем. Деньги, по моему обещанию, находились в полном его распоряжении. Мне было досадно, однако ж, что не мог отблагодарить человека, выручившего меня если не из беды, то по крайней мере из очень неприятного положения. «Хорошо, – сказал я хладнокровно, – если не хочешь дать полтину, то вынь ему что-нибудь из моего платья. Он одет слишком легко. Дай ему мой заячий тулуп».

– Помилуй, батюшка Петр Андреич! – сказал Савельич. – Зачем ему твой заячий тулуп? Он его пропьет, собака, в первом кабаке.

Читайте также:  СОЧИНЕНИЕ НА ТЕМУ ПАТРИОТИЗМА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ XIX И XX ВЕКОВ

– Это, старинушка, уж не твоя печаль, – сказал мой бродяга, – пропью ли я, или нет. Его благородие мне жалует шубу со своего плеча: его на то барская воля, а твое холопье дело не спорить и слушаться.

– Бога ты не боишься, разбойник! – отвечал ему Савельич сердитым голосом. – Ты видишь, что дитя еще не смыслит, а ты и рад его обобрать, простоты его ради. Зачем тебе барский тулупчик? Ты и не напялишь его на свои окаянные плечища.

– Прошу не умничать, – сказал я своему дядьке, – сейчас неси сюда тулуп.

– Господи владыко! – простонал мой Савельич. – Заячий тулуп почти новешенький! и добро бы кому, а то пьянице оголелому!

Однако заячий тулуп явился. Мужичок тут же стал его примеривать. В самом деле, тулуп, из которого успел и я вырасти, был немножко для него узок. Однако он кое-как умудрился и надел его, распоров по швам. Савельич чуть не завыл, услышав, как нитки затрещали. Бродяга был чрезвычайно доволен моим подарком. Он проводил меня до кибитки и сказал с низким поклоном: «Спасибо, ваше благородие! Награди вас господь за вашу добродетель. Век не забуду ваших милостей». – Он пошел в свою сторону, а я отправился далее, не обращая внимания на досаду Савельича, и скоро позабыл о вчерашней вьюге, о своем вожатом и о заячьем тулупе.

А. С. Пушкин. Капитанская дочка , глава Вожатый . 9-й класс

9 класс.

Цели урока:. Организовать чтение текста произведения в ключе жанра романа. Выделить основные эпизоды II главы и рассмотреть их как факты внешней и внутренней биографии героя. Выделить христианскую основу в отношениях Гринёва и Пугачёва.

Домашнее задание предыдущего урока. Прочитать II главу, выделить основные эпизоды, определить символический смысл начала главы, эпиграфа, образа бурана.

Методика урока. Аналитическая беседа. Формы: коллективная, частично групповая.

Технологии: сотрудничества “педагог – учитель”.

Ход урока

В начале урока ученикам предлагается вспомнить выводы по работе над текстом I главы, особенности жанра романа. Ученики отвечают, что на первый план выдвигается человеческая личность, сюжетные события определяют дальнейшую судьбу героя. Главный герой романа Петр Гринёв предстаёт в I-ой главе как человек чести.

На доске и в тетрадях записываются слова О. Э. Мандельштама “Мера романа – человеческая биография”.

Работу над текстом II главы начинаем с обращения к смыслу названия главы, смыслу эпиграфа. Ученики выясняют прямые значения слов вожатый – проводник, указчик дороги. Эпиграф обращён к судьбе молодого человека, которого на жизненном пути ждут испытания.

Затем начинается беседа по вопросам к тексту II главы, прочитанной учащимися дома.

Читайте также:  Помогите пожалйста написать сочинение ** тему «борьба с терроризмом»

1.Какой момент в жизни героя (Гринёва) предстаёт во второй главе? 2.Герой находится в пути к месту службы. Что такое путь для героя романа? 3.Путь связан не только с внешним перемещением, но и с внутренними решениями, переживаниями, на нём могут быть и непоследовательность действий, и ошибки. 4.Что значит для Петра Гринёва вступление в жизнь? 5.Это испытание, столкновение со сложностью бытия. 6.Имеет ли образ бурана в романе символический смысл? Буран – природная стихия, человек над ней не властен; стихия несёт человеку смертельную опасность. Именно посреди этой стихии происходит встреча Гринёва с вожатым, который спасает Петра от гибели. Гринёв столкнется затем с бунтом, исторической стихией, где спасёт его милосердие Пугачева, стихия жизни может быть побеждена добрым отношением людей друг к другу.

Можно ли рассматривать столкновение со слепой стихией как испытание героя?

Да, в этом испытании все герои ведут себя достойно.

•Что привлекло Гринева в вожатом? •А вам симпатичен этот герой? Умный, смешливый, осознающий свою грешность, способный ценить справедливость и добро, вожатый у всех вызывает симпатию.

•Какую роль играет сон? Это пророческий сон. Петруше Гриневу привиделось все его будущее. Сон возвращает читателя в мир души главного героя, в мир ощущений, необъяснимых предчувствий.

•Какие отношения побеждают в ссоре, а какие в примирении Гринёва и Савельича? Бильярдный дом Гринёва обозначает границу детской игры и взрослой самостоятельности. В их соре на первом плане – внешняя социальная роль: Гринёв – господин, Савельич – слуга. Но это происходит лишь на словах, они связаны дружеской сердечностью, любовью, что и приводит к примирению. Раскаяние Гринёва есть его настоящий взрослый поступок. Это, на первый взгляд, незначительное событие (размолвка и примирение героев) открывает общую художественную ситуацию романа, в котором жестокость войны – это доведённая до предела сословная рознь, но в мире романа обнаруживается более глубокие – человеческие – отношения, они заставляют героев быть милосердными вопреки логики раздора, сословных противоречий, ощущать себя братьями.

•Как выражает чувство благодарности вожатому Петруша Гринёв? Дарит заячий тулупчик. На первый взгляд Гринёв поступает против правил, закона поведения дворянина в отношениях с мужиком, он проявляет себя излишне щедрым, человечным. Его дворянская милость и есть милосердие. Помня его добро, Пугачёв ответит тоже добром.

•Можно ли считать, что Гринёв не нарушил законов чести? Да, он поступил как человек чести.

•Как Петр Гринёв воспринимает известие о своём назначении в Белогорскую крепость? •Что происходит в его душе? Он огорчён, но чувство долга не даёт воли возмущению или досаде, он повинуется приказу, хотя и с неохотой. То, что Гринёв принимает приказ как должное, говорит о его мужестве и благородстве души. Хотя он и лукавит, объясняя Андрею Карловичу, что “держать в ежовых рукавицах” значит ласковое обращение. Но в этом проявляется прямота и бесхитростность Гринёва-рассказчика: он не выставляет себя лучше, чем он был.

Обобщение.

Как вы понимаете смысл названия главы после размышления над текстом на уроке?

Пугачёв станет особенным человеком в жизни Петра Гринёва. Это их первая встреча. Во всех четырёх встречах героев милосердие является нервом их отношений. “Что, брат, прозяб”? – уже в этом обращении брат – от дворянина к мужику – нет сословной субординации, есть сочувствие и уважение к человеку, благодарность к спасителю. Братство людей окажется выше жестокости времени. Так бытовые события в жизни героев приобретает символический смысл.

Домашнее задание:

Прочитать 3-5 главы романа, определить основные эпизоды; проанализировать, каким предстаёт в них Петр Гринёв.

«Капитанская дочка» – описание вожатого

(Пушкин «Капитанская дочка», глава 2.)

Капитанская дочка. Краткое содержание по главам. Аудиокнига

[См. «Капитанская дочка» – описание бурана.]

…Вдруг увидел я что-то черное. «Эй, ямщик! – закричал я, – смотри: что там такое чернеется?» Ямщик стал всматриваться. «А бог знает, барин, – сказал он, садясь на свое место, – воз не воз, дерево не дерево, а кажется, что шевелится. Должно быть, или волк, или человек». Я приказал ехать на незнакомый предмет, который тотчас и стал подвигаться нам навстречу. Через две минуты мы поровнялись с человеком. «Гей, добрый человек! – закричал ему ямщик. – Скажи, не знаешь ли, где дорога?»

– Дорога-то здесь; я стою на твердой полосе, – отвечал дорожный, – да что толку?

– Послушай, мужичок, – сказал я ему, – знаешь ли ты эту сторону? Возьмешься ли ты довести меня до ночлега?

– Сторона мне знакомая, – отвечал дорожный, – слава богу, исхожена и изъезжена вдоль и поперек. Да вишь какая погода: как раз собьешься с дороги. Лучше здесь остановиться да переждать, авось буран утихнет да небо прояснится: тогда найдем дорогу по звездам. 

Его хладнокровие ободрило меня. Я уж решился, предав себя божией воле, ночевать посреди степи, как вдруг дорожный сел проворно на облучок и сказал ямщику: «Ну, слава богу, жило недалеко; сворачивай вправо да поезжай».

– А почему ехать мне вправо? – спросил ямщик с неудовольствием. – Где ты видишь дорогу? Небось: лошади чужие, хомут не свой, погоняй не стой. – Ямщик казался мне прав. «В самом деле, – сказал я, – почему думаешь ты, что жило недалече?» – «А потому, что ветер оттоле потянул, – отвечал дорожный, – и я слышу, дымом пахнуло; знать, деревня близко». Сметливость его и тонкость чутья меня изумили. Я велел ямщику ехать. Лошади тяжело ступали по глубокому снегу. Кибитка тихо подвигалась, то въезжая на сугроб, то обрушаясь в овраг и переваливаясь то на одну, то на другую сторону. Это похоже было на плавание судна по бурному морю. Савельич охал, поминутно толкаясь о мои бока. Я опустил циновку, закутался в шубу и задремал, убаюканный пением бури и качкою тихой езды.

<…> Я проснулся; лошади стояли; Савельич дергал меня за руку, говоря: «Выходи, сударь: приехали».

– Куда приехали? – спросил я, протирая глаза.

– На постоялый двор. Господь помог, наткнулись прямо на забор. Выходи, сударь, скорее да обогрейся.

Я вышел из кибитки. Буран еще продолжался, хотя с меньшею силою. Было так темно, что хоть глаз выколи. Хозяин встретил нас у ворот, держа фонарь под полою, и ввел меня в горницу, тесную, но довольно чистую; лучина освещала ее. На стене висела винтовка и высокая казацкая шапка.

Хозяин, родом яицкий казак, казался мужик лет шестидесяти, еще свежий и бодрый. Савельич внес за мною погребец, потребовал огня, чтоб готовить чай, который никогда так не казался мне нужен. Хозяин пошел хлопотать.

– Где же вожатый? – спросил я у Савельича. «Здесь, ваше благородие», – отвечал мне голос сверху. Я взглянул на полати и увидел черную бороду и два сверкающие глаза. «Что, брат, прозяб?» – «Как не прозябнуть в одном худеньком армяке! Был тулуп, да что греха таить? заложил вечор у целовальника: мороз показался не велик». В эту минуту хозяин вошел с кипящим самоваром; я предложил вожатому нашему чашку чаю; мужик слез с полатей. Наружность его показалась мне замечательна: он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. В черной бороде его показывалась проседь; живые большие глаза так и бегали. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское. Волоса были обстрижены в кружок; на нем был оборванный армяк и татарские шаровары. Я поднес ему чашку чаю; он отведал и поморщился. «Ваше благородие, сделайте мне такую милость, – прикажите поднести стакан вина; чай не наше казацкое питье». Я с охотой исполнил его желание. Хозяин вынул из ставца штоф и стакан, подошел к нему и, взглянув ему в лицо: «Эхе, – сказал он, – опять ты в нашем краю! Отколе бог принес?» Вожатый мой мигнул значительно и отвечал поговоркою: «В огород летал, конопли клевал; швырнула бабушка камушком – да мимо. Ну, а что ваши?»

– Да что наши! – отвечал хозяин, продолжая иносказательный разговор. – Стали было к вечерне звонить, да попадья не велит: поп в гостях, черти на погосте.

«Молчи, дядя, – возразил мой бродяга, – будет дождик, будут и грибки; а будут грибки, будет и кузов. А теперь (тут он мигнул опять) заткни топор за спину: лесничий ходит. Ваше благородие! за ваше здоровье!» – При сих словах он взял стакан, перекрестился и выпил одним духом. Потом поклонился мне и воротился на полати.

Я ничего не мог тогда понять из этого воровского разговора; но после уж догадался, что дело шло о делах Яицкого войска, в то время только что усмиренного после бунта 1772 года.

<…> Проснувшись поутру довольно поздно, я увидел, что буря утихла. Солнце сияло. Снег лежал ослепительной пеленою на необозримой степи. Лошади были запряжены. Я расплатился с хозяином, который взял с нас такую умеренную плату, что даже Савельич с ним не заспорил и не стал торговаться по своему обыкновению, и вчерашние подозрения изгладились совершенно из головы его. Я позвал вожатого, благодарил за оказанную помочь и велел Савельичу дать ему полтину на водку. Савельич нахмурился. «Полтину на водку! – сказал он, – за что это? За то, что ты же изволил подвезти его к постоялому двору? Воля твоя, сударь: нет у нас лишних полтин. Всякому давать на водку, так самому скоро придется голодать». Я не мог спорить с Савельичем. Деньги, по моему обещанию, находились в полном его распоряжении. Мне было досадно, однако ж, что не мог отблагодарить человека, выручившего меня если не из беды, то по крайней мере из очень неприятного положения. «Хорошо, – сказал я хладнокровно, – если не хочешь дать полтину, то вынь ему что-нибудь из моего платья. Он одет слишком легко. Дай ему мой заячий тулуп».

– Помилуй, батюшка Петр Андреич! – сказал Савельич. – Зачем ему твой заячий тулуп? Он его пропьет, собака, в первом кабаке.

– Это, старинушка, уж не твоя печаль, – сказал мой бродяга, – пропью ли я, или нет. Его благородие мне жалует шубу со своего плеча: его на то барская воля, а твое холопье дело не спорить и слушаться.

– Бога ты не боишься, разбойник! – отвечал ему Савельич сердитым голосом. – Ты видишь, что дитя еще не смыслит, а ты и рад его обобрать, простоты его ради. Зачем тебе барский тулупчик? Ты и не напялишь его на свои окаянные плечища.

– Прошу не умничать, – сказал я своему дядьке, – сейчас неси сюда тулуп.

– Господи владыко! – простонал мой Савельич. – Заячий тулуп почти новешенький! и добро бы кому, а то пьянице оголелому!

Однако заячий тулуп явился. Мужичок тут же стал его примеривать. В самом деле, тулуп, из которого успел и я вырасти, был немножко для него узок. Однако он кое-как умудрился и надел его, распоров по швам. Савельич чуть не завыл, услышав, как нитки затрещали. Бродяга был чрезвычайно доволен моим подарком. Он проводил меня до кибитки и сказал с низким поклоном: «Спасибо, ваше благородие! Награди вас господь за вашу добродетель. Век не забуду ваших милостей». – Он пошел в свою сторону, а я отправился далее, не обращая внимания на досаду Савельича, и скоро позабыл о вчерашней вьюге, о своем вожатом и о заячьем тулупе.

  • Вы здесь:  
  • Русская литература
  • «Капитанская дочка» – описание вожатого

Ещё по теме…

Козлова Таня

Вожатый — это такой человек, за которым все следуют и которому все подчиняются. Вожатый стоит во главенстве какой-либо группы людей. Он самый умный, мудрый, ответственный. В повести «Капитанская дочка» вожатым выступал именно самозванец Пугачев, когда он показывал путь Гриневу и Савельичу. Именно от Пугачева в тот момент зависело, доедут ли они до места назначения, до крепости или нет. Поэтому, когда Пугачев довел их до нужного места, Гринев посчитал, что должен вознаградить того.

Пожаловатьсяavatar.png10 месяцев назад2 ответа:answer_avatar.png

Ответ:

Он был лет сорока , рост среднего , худой и широкоплечый . В черной бороде , живые большие глаза . Лицо его имели выражение довольно приятное . Волосы были обстрижены в кружок на нем был оборванный армяк и татарские шаровары ну думаю так

answer_avatar.png

Ответ:

Объяснение:

— Где же вожатый? — спросил я у Савельича .

«Здесь, ваше благородие» , — отвечал мне голос сверху. Я взглянул на полати и увидел черную бороду и два сверкающие глаза. «Что, брат, прозяб? » — «Как не прозябнуть в одном худеньком армяке! Был тулуп, да что греха таить? заложил вечор у целовальника: мороз показался не велик» . В эту минуту хозяин вошел с кипящим самоваром; я предложил вожатому нашему чашку чаю; мужик слез с полатей. Наружность его показалась мне замечательна: он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. В черной бороде его показывалась проседь; живые большие глаза так и бегали. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское. Волоса были обстрижены в кружок; на нем был оборванный армяк и татарские шаровары.

Используемые источники:

  • https://vopros.ru/questions/33370
  • https://rosnoust.ru/sochineniya/harakter-vozhatogo-iz-kapitanskoj-dochki.html
  • http://rushist.com/index.php/rus-literature/5997-kapitanskaya-dochka-opisanie-vozhatogo
  • https://vashurok.ru/questions/literatura-kapitanskaya-dochka-kto-takoy-vozhatiy
  • https://otvet.ws/questions/3882724-sostavte-vneshnii-i-vnutrennii-portret-vozhatogo-iz-proizvedeniya.html

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Litera.site - литературный сайт