«Боярыня Морозова» — краткое описание картины художника Василия Ивановича Сурикова

«Боярыня Морозова» – картина русского художника Сурикова. Написана маслом на холсте размером 304 х 587,5 см в период 1884-1887 годы. Находится в Государственной Третьяковской галерее.

Содержание

Автор

Суриков Василий Иванович (1848-1916) прославился при жизни – прежде всего своими крупномасштабными, многофигурными и достоверными полотнами на темы судьбоносных событий в истории России разных эпох. Приступая к задуманной работе, действовал, как самый скрупулёзный исследователь – всё на полотне должно было соответствовать истине. Писал, следуя только своим стремлениям и желаниям (портреты, пейзажи и исторические полотна) – заказов никогда не брал. Государство и всё, что внутри него происходит, считал неотделимым от народа – поэтому его монументальные произведения так многолюдны.

Замысел

Василий Иванович Суриков о боярыне Морозовой как некогда существовавшем персонаже задумывался ещё в детстве – в Сибири, откуда он родом, было много старообрядческих скитов. Будучи ещё учеником красноярского окружного училища, Суриков читал и слышал о старообрядцах, в том числе о боярыне Морозовой. К её образу художник вернулся в зрелые годы – картина с боярыней должна была появиться.

Предыстория

История Феодосии Прокофьевны, боярыни Морозовой (1632-1675), связана с церковным расколом на Руси в XVII веке, в царствование Алексея Михайловича. Царь в 1646 году проникся симпатией к прибывшему в Москву патриарху Никону, влияние которого росло с каждым годом, и в 1652 году именно Никон заменил умершего патриарха Иосифа и взошёл на патриарший престол. Со следующего года Никон приводит церковные книги в соответствие с греческими канонами, двуперстное знамение повелевает заменить на троеперстное, вносит прочие новшества, которые далеко не всем нравились. Началось противостояние сторонников старых обрядов и послушных последователей патриарха Никона. Раскол привёл к отделению значительной части верующих от православной церкви, чем был недоволен царь. Кроме того, Алексей Михайлович не одобрял жёсткие методы патриарха Никона, и в 1666 году тот был лишён сана и сослан в монастырь. Реформы же так и закрепились.

Старообрядцы, приверженцы «старой веры», были отлучены от церкви. Их главой стал протопоп Аввакум Петров, сосланный в Сибирь на 11 лет (это не сломило его, и после заключения в земляной тюрьме его в 1682 году сожгли заживо). Подобному демонстративному самосожжению, в том числе массовому, стали подвергать себя многие его сторонники – в знак единства с Аввакумом и окончательного ответа новым правилам.

Боярыня Феодосия Морозова была ярой сторонницей протопопа Аввакума. Она как супруга знатного дворянина являлась приближённой к царскому двору (семья мужа имела родственные связи с Романовыми). В 1662 году 30-летняя боярыня овдовела, унаследовав огромное состояние и превратив свои владения в приют для нищих, юродивых, монахов, раскольников. Предупреждение Алексея Михайловича не подействовало, и он отнял у боярыни богатые вотчины. В 1670 году она тайно постриглась в монахини и стала открыто враждовать с царской властью (демонстративно отказалась явиться на свадьбу царя с Натальей Нарышкиной, будущей матерью Петра Великого, в январе 1671 года).

В ноябре 1671 года была арестована. Морозову не сломили ни уговоры, ни пытки, ни конфискация оставшихся богатств. За свою стойкость она поплатилась в соответствии с нравами эпохи: отправлена в монастырь в 1675 году, затем посажена в земляную тюрьму, здесь в том же году в ноябре и умерла, оставшись верной своим убеждениям.

Работа художника над картиной

Художник сделал более ста этюдов. В основном это портреты. Обдумывая размещение действующих лиц на картине, Суриков пользовался кнопками (при реставрации были обнаружены следы проколов).

Ключ к образу Морозовой в знаменитой картине Сурикова был найден случайно – художник увидел, как иссиня-чёрная ворона, отставив крыло, сидела на снегу. Зрелище было эффектным: чёрное на белом, крепкий блестящий клюв, пронзительный глаз – картинка вдохновила художника. В поисках нужного лица живописец часами прогуливался у церквей, кладбищенских ворот и оград, сам же внимательно вглядывался, держа в уме описание боярыни Морозовой пера самого Аввакума. Создаваемые портретные этюды один за другим забраковывал – прикладывая их к холсту, он убеждался, что данный образ проигрывает перед лицами из толпы. Долгие мучения были вознаграждены – идеально подходящее бледное и неистовое в своей фанатичности лицо было найдено. Цепким взглядом художник определил нужный типаж (это была уральская богомолка) и за два часа написал этюд. В образ Морозовой живописец внёс что-то и от своей тётки по матери, Авдотьи Васильевны Торгошиной.

Для сбора материала Суриков выбрал Мытищи, где по Ярославскому шоссе в Троице-Сергиеву лавру бесконечными вереницами шли богомольцы. Всех, кто из странников казался художнику интересным, красноречивым и подходящим по замыслу, он торопливо набрасывал на бумагу, временами «захлёбываясь» от яркого многообразия образов. Многие соглашались позировать – им нравился некурящий художник из казачества.

На картину ушло три года. Одержимый идеей художник забраковал два холста с набросками. Третий, прямоугольный холст, ориентированный по горизонтали и изготовленный по спецзаказу, стал основой будущего шедевра.

Описание картины «Боярыня Морозова»

Сюжет картины – отправление Феодосии из Москвы в заключение, что произошло 29 ноября (по новому стилю) 1671 года.

В сизом воздухе зимнего утра на санях-розвальнях везут закованную в цепи боярыню. Дорога завалена рыхлым снегом – в ноябре, когда происходили события, холод ещё не сковал землю. Узница в длинной и широкой чёрной шубе-телогрейке, под которой строгая чёрная одежда (она ведь уже монахиня), соответствующий головной убор – как подобает сану всё ещё богатой пленницы. Непокорная боярыня привалилась спиной к изголовью саней, где сидит ухмыляющийся возница. Она вцепилась левой рукой в жердь-боковину и высоко вскинула правую руку, осеняя толпу двуперстием. Мертвенная бледность лица, страстный взор запавших глаз, твёрдый жест привыкшей повелевать барыни, идущей теперь на погибель, делают её образ героическим. Непреклонность и верность своим убеждениям заставляют её сознательно пойти на муки и принять смерть.

Толпа вокруг саней мешает ехать, конь буквально продирается сквозь людскую массу. Удивительно, многоликое столпотворение не растворяет лица и образы людей – у каждого присутствующего свои уникальные эмоции. Здесь и злорадный поп, осклабившийся беззубым ртом, и юродивый в лохмотьях, поднявший руку в ответном жесте, и бродяжка, упавшая на колени. Для мальчишек это интересное зрелище – кто задумался, кто испуган, кто смеётся. Лица многих женщин серьёзные и сочувствующие, они провожают глазами Морозову, сжимая руки и сдерживая вскрики.

Стражники с секирами отгоняют от саней людей, но некоторые проскальзывают, чтобы поближе рассмотреть арестантку. Её образ – главный на картине, но неразрывно связанный с народной толпой, которая своими эмоциями и действиями «раскрашивает», оживляет всё действие и показывает его многозначительность. Страница истории, существенная для России и болезненная для общества, правдиво показана художником, как народная трагедия.

Особые символы в картине

Полотно наделено колоритными и многозначительными условными знаками:

  • Чёрный треугольник фигуры боярыни Морозовой как бы разрезает народную толпу на две части: взволнованных событием и глумящихся над жертвой – так и общество в целом церковной реформой было расколото;
  • Белый снег, мокрый и липкий, сохраняет следы и саней, и людей, вбирает в себя краски окружающего и заставляет их ярче выступать, обращая внимание зрителей на те или иные детали;
  • Лестовка на левой руке Морозовой – ступенчатые чётки из кожи, замкнутые в кольцо для непрерывной молитвы (лестница у старообрядцев символ непрестанного духовного восхождения). У каждого лестовка (от слова «лестница») своя. Справа стоит странник с корзиной и посохом, у него тоже лестовка – многие тысячи старообрядцев шли по Руси, ища приюта;
  • Церковь – очертания её туманны, а точное местоположение не имеет значения – она стала яблоком раздора;
  • Завернувшийся край жёлтого платка – выразительный признак того, что женщина поднимается с глубокого поклона;
  • Икона «Богоматерь Умиление» – к ней обращён взор мятежной боярыни поверх голов, у неё просит Морозова если уж не заступничества, то сил и мужества.

Динамизм сцены ярче всего подчёркнут бегущим слева мальчишкой в полушубке. Справа в красной бархатной шубе, сжав сплетённые пальцы и глядя исподлобья в лицо узницы, спешит её родная сестра, княгиня Евдокия Урусова. Их ожидает общая участь – она также погибнет в остроге.

Перед публикой

Художник «Боярыню Морозову» закончил к 15-й передвижной выставке в Москве в 1887 году. Оценки были разноречивые: одних пугала «ковровая» пестрота огромного полотна, другие, наоборот, находили в ней колористическое совершенство. По художественному исполнению картина признавалась настолько сильной и беспрецедентной, что заслужила высочайшие оценки самых придирчивых знатоков искусства. Отмечали, что при долгом рассматривании с близкого расстояния картина «втягивала» зрителей в действие, они чувствовали себя причастными к допетровским временам, буквально находящимися там, среди разношёрстной московской толпы далёкой эпохи.

Одобряли отступление от академизма и находили в пёстром полотне отметины импрессионизма активисты «Мира искусства». Бенуа, их главный идеолог, находил композиционное решение картины (без глубины перспективы, привязки к конкретному месту действия и с большим количеством персонажей) типичным для тесных улиц Москвы и любых других городов, провинциальных. Это придаёт событию характер повсеместности – действительно гонения староверов были по всей стране. Он же сравнивал картину с ковром, но в эту аналогию вкладывал смысл не уничижительный – художник отождествлял полотно с гармоничным изображением самобытной и прекрасной Руси.

Общество конца XIX века невольно проводило параллель между фанатичкой Морозовой и народовольцами, их современниками. Но к ним отношение было разным, потому и споры у полотна разгорались нешуточные.

Третьяков без раздумий купил картину за 25 тысяч рублей – история России, так мастерски написанная, должна быть только в его коллекции.

Значение картины

Суриков – несомненно выдающийся мастер исторических полотен. Нельзя пройти мимо, картина цепляет и вызывает живой интерес к судьбам реальных людей и истории России в целом. Это очень важно для нынешних взрослых и детей, для формирования у них правильного отношения к свершившимся историческим фактам. С этой целью в общеобразовательной программе есть сочинение по картине Сурикова «Боярыня Морозова». История – это жизнь. Надо учиться её понимать. И замечательно, что для этого есть такое прекрасное живописное наследие великого художника, на весь мир известная картина Сурикова «Боярыня Морозова» – сплетение трагедии и героизма, народа и государства.

Другие картины автора

sud-150x150.jpg
Княжеский суд
cerkov-150x150.jpg
Церковь
Портрет Матери
Утро стрелецкой казни 1881 г.
Взятие снежного городка 1891 г.
Переход Суворова через Альпы 1899 г.
Меншиков в Берёзов. 1883 г.
Боярыня Морозова 1884—1887 г.
Степан Разин

Смотрите также Картина «Взятие снежного городка» Василия СуриковаКартина «Меншиков в Березове» Василия Сурикова«Радуга» Айвазовского – символ надеждыИллюстрации Билибина И.Я. к русским сказкам

Изобразить конфликт личности и государства, противостояние черного пятна фону — для Сурикова художественные задачи одинаковой важности. «Боярыни Морозовой» вообще могло не быть, если бы не ворона в зимнем пейзаже«…Раз ворону на снегу увидал. Сидит ворона на снегу и крыло одно отставила. Черным пятном на снегу сидит. Так вот этого пятна я много лет забыть не мог. Потом «Боярыню Морозову» написал», — вспоминал Василий Суриков о том, как появился замысел картины. На создание «Утра стрелецкой казни», полотна, сделавшего его знаменитым, Сурикова вдохновили интересные рефлексы на белой рубахе от пламени зажженной свечи при дневном свете. Художник, детство которого прошло в Сибири, похожим образом вспоминал палача, проводившего публичные казни на городской площади Красноярска: «Черный эшафот, красная рубаха — красота!»

На картине Сурикова изображены события 29 ноября (по н. ст. — Прим. «Вокруг света») 1671 года, когда Феодосию увозили из Москвы в заключение.

Неизвестный современник героини в «Повести о боярыне Морозовой» рассказывает: «И везена бысть мимо Чудова (монастыря в Кремле, куда ее ранее конвоировали на допрос. — Прим. «Вокруг света») под царские переходы. Руку же простерши десную свою… и ясно изобразивши сложение перст, высоце вознося, крестом ся часто ограждаше, чепию же такожде часто звяцаше».

(1) Феодосия Морозова.

Художник Суриков прославил Феодосию Прокопьевну Морозову (1632 — 1675) своей картиной на века. Хотя в своё время имя этой женщины было известно многим. Во-первых, потому что она была замужем за боярином Глебом Ивановичем Морозовым, богатейшим человеком, приближённым к царю Алексею Михайловичу. После смерти супруга в 1662 году всё богатство наследует его сын от первого брака Иван, но фактически распоряжалась состоянием Феодосья Прокопьевна. Именно в 1662 году она поселяет в своём доме протопопа Аввакума, центрального оппозиционера церковных реформ патриарха Никона. И это уже вторая причина известности боярыни Морозовой — она становится сподвижницей Аввакума, раскольницей, и, следовательно, противницей царя Алексея Михайловича.

Василий Иванович Суриков изобразил на картине момент, когда боярыню Морозову привозят на допрос в Чудов монастырь 17.11.1671 года.

«Персты твои тонкостны… очи твои молниеносны», — говорил о Морозовой ее духовный наставник протопоп Аввакум. Суриков сначала написал толпу, а затем стал искать подходящий типаж для главной героини. Художник пробовал писать Морозову со своей тетки Авдотьи Васильевны Торгошиной, которая интересовалась старообрядчеством. Но ее лицо терялось на фоне многоцветной толпы. Поиски продолжались, пока однажды к старообрядцам не приехала с Урала некая Анастасия Михайловна. «В садике, за два часа», по словам Сурикова, он написал с нее этюд: «И как вставил ее в картину — она всех победила».Разъезжавшую до опалы в роскошных экипажах боярыню везут в крестьянских санях, чтобы народ видел ее унижение. Фигура Морозовой — черный треугольник — не теряется на фоне окружившего ее пестрого людского сборища, она как бы разбивает эту толпу на две неравные части: взволнованных и сочувствующих — справа и равнодушных и глумящихся — слева.

(2) Двоеперстие. Так складывали пальцы, крестясь, старообрядцы, тогда как Никон насаждал троеперстие. Креститься двумя пальцами на Руси было принято издавна. Два пальца символизируют единство двойной природы Иисуса Христа — божественной и человеческой, а загнутые и соединенные три оставшихся — Троицу.(3) Снег. Интересен живописцу тем, что меняет, обогащает колористику находящихся на нем предметов. «На снегу писать — все иное получается, — говорил Суриков. — Вон пишут на снегу силуэтами. А на снегу все пропитано светом. Все в рефлексах лиловых и розовых, вон как одежда боярыни Морозовой — верхняя, черная; и рубаха в толпе…»(4) Дровни.«В дровнях-то какая красота: в копылках, в вязах, в саноотводах, — восторгался живописец. — А в изгибах полозьев, как они колышутся и блестят, как кованые… Ведь русские дровни воспеть нужно!..» В переулке рядом с московской квартирой Сурикова зимой наметало сугробы, и туда часто заезжали крестьянские сани. Художник ходил следом за дровнями и зарисовывал борозды, оставленные ими на свежем снегу. Суриков долго искал то расстояние между санями и краем картины, которое даст им динамику, заставит «поехать».(5) Одежда боярыни. В конце 1670 года Морозова тайно постриглась в монахини под именем Феодоры и поэтому носит строгие, хоть и дорогие, черные одежды.(6) Лестовка (у боярыни на руке и у странника справа). Кожаные старообрядческие четки в виде ступеней лестницы — символа духовного восхождения, отсюда и название. При этом лестовка замкнута в кольцо, что означает непрестанную молитву. У каждого христианина-старообрядца должна быть своя лестовка для молитвы.(7) Смеющийся поп. Создавая персонажей, живописец выбирал самые яркие типажи из народа. Прототип этого священника — дьячок Варсонофий Закоурцев. Суриков вспоминал, как в возрасте восьми лет ему пришлось всю ночь править лошадьми на опасной дороге, поскольку дьячок, его попутчик, по обыкновению, напился.(8) Церковь. Написана с храма Николая Чудотворца в Новой Слободе на Долгоруковской улице в Москве, недалеко от дома, где жил Суриков. Каменный храм построили в 1703 году. Здание сохранилось до наших дней, но требует реставрации. Очертания церкви на картине туманны: художник не хотел, чтобы она была узнаваема. Судя по первым эскизам, Суриков поначалу собирался, в соответствии с источниками, изобразить на заднем плане здания Кремля, но потом решил перенести место действия на обобщенную московскую улицу XVII века и сосредоточиться на разнородной толпе горожан.(9) Княгиня Евдокия Урусова. Родная сестра Морозовой под ее влиянием тоже примкнула к раскольникам и в итоге разделила участь Феодосии в Боровском остроге.(10) Старуха и девушки. Эти типажи Суриков нашел в старообрядческой общине на Преображенском кладбище. Там его хорошо знали, и женщины соглашались позировать. «Нравилось им, что я казак и не курю», — рассказывал художник.(11) Завернувшийся платок. Случайная находка художника еще на стадии этюда. Задравшийся кверху край дает понять, что боярышня только что поклонилась осужденной низко, до земли, в знак глубокого почтения.(12) Монахиня. Ее Суриков писал с приятельницы, дочери московского священника, готовившейся принять постриг.(13) Посох. Суриков увидел такой в руке у старухи-паломницы, что шла по тракту на Троице-Сергиеву лавру. «Я схватил акварель да за ней, — вспоминал художник. — А она уже отошла. Кричу ей: «Бабушка! Бабушка! Дай посох!» А она и посох-то бросила — думала, разбойник я».(14) Странник. Подобные типажи скитальцев-богомольцев с посохами и котомками встречались и в конце XIX века. Этот странник — идейный союзник Морозовой: он снял шапку, провожая осужденную; у него такие же, как у нее, старообрядческие четки. Среди этюдов к этому образу есть автопортреты: когда художник решил изменить поворот головы персонажа, паломника, который ему позировал изначально, было уже не найти. (но существует версия, что в образ странника Суриков вложил себя, своё понимание поступка раскольницы).В.И.Суриков. Эскиз к картине «Боярыня Морозова»

(15) Юродивый в веригах. Сочувствуя Морозовой, он крестит ее таким же раскольничьим двоеперстием и не боится наказания: юродивых на Руси не трогали. Подходящего натурщика художник нашел на рынке. Мужичок, торговавший огурцами, согласился позировать на снегу в одной холщовой рубахе, и живописец растирал его озябшие ноги водкой. «Я ему три рубля дал, — рассказывал Суриков. — Это для него большие деньги были. А он первым долгом лихача за рубль семьдесят пять копеек нанял. Вот какой человек был».(16) Икона «Богоматерь Умиление». На нее поверх толпы смотрит Феодосия Морозова. Мятежная боярыня намерена держать ответ только перед небом.О мятежной боярыне Суриков впервые услышал в детстве от крестной матери Ольги Дурандиной. В XVII веке, когда царь Алексей Михайлович поддержал реформу русской церкви, проводимую патриархом Никоном, Феодосия Морозова, одна из самых родовитых и влиятельных женщин при дворе, воспротивилась нововведениям. Ее открытое неподчинение вызвало гнев монарха, и в конце концов боярыню заточили в подземную тюрьму в Боровске под Калугой, где она и умерла от истощения.

Противостояние угловатого черного пятна фону — для художника драма такая же захватывающая, как и конфликт сильной личности с монаршей властью. Передать игру цветовых рефлексов на одежде и лицах автору не менее важно, чем показать спектр эмоций в провожающей осужденную толпе. Для Сурикова эти творческие задачи не существовали по отдельности. «Отвлеченность и условность — это бичи искусства», — утверждал он.ХУДОЖНИК Василий Иванович Суриков (работы Репина)

1848 — Родился в Красноярске в казачьей семье.1869–1875— Учился в Санкт-Петербургской академии художеств, где за особое внимание к композиции картин получил прозвище Композитор.1877 — Поселился в Москве.1878 — Женился на дворянке, наполовину француженке Елизавете Шаре.1878–1881 — Писал картину «Утро стрелецкой казни».1881 — Присоединился к Товариществу передвижных художественных выставок.1883 — Создал полотно «Меншиков в Березове».1883–1884 — Путешествовал по Европе.1884–1887 — Работал над картиной «Боярыня Морозова». После участия в XV Передвижной выставке она была куплена Павлом Третьяковым для Третьяковской галереи. 1888 — Овдовел и переживал депрессию.1891 — Вышел из кризиса, написал «Взятие снежного городка».1916 — Скончался, похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

Касаемо работы над картиной. Летом 1885 года на даче под Москвой Суриков рисует этюды. Тридцать эскизов и около семидесяти этюдов было сделано за 6 лет работы над картиной. Весной 1886 года он пишет своим матери и брату в Сибирь:

Я пишу большую картину теперь, «Боярыню Морозову», и будет только к будущему январю готова она. Только к будущему году освобожусь совсем. А это лето все надо писать этюды к этой картине. Боже, когда я с вами повидаюсь, все откладываю год от году! Нельзя — большие задачи для картины беру. Потерпите до будущего лета, если еще верите мне, уж тогда не обману.

Вот некоторые этюды и эскизы к картине:

Картина получилась огромной (304 на 587,5 см) и как не хотелось поначалу Сурикову её продавать, а всё-таки была она приобретена Третьяковым для своей галереи. В 1913 году Суриков напишет в письме к только что назначенному попечителю Третьяковской галереи Игорю Грабарю:

«Расширили дверь комнаты, где помещена картина, и мне администрация галереи показала её с такого расстояния и в таком свете, о которых я мечтал целых двадцать пять лет».

http://www.vokrugsveta.ru/article/214442/?utm_campaign=trans…

http://kaplyasveta.ru/istoriya-odnoj-kartiny/vasilij-surikov…

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Знаменитая картина Сурикова «Боярыня Морозова» известна всем со школьных времен. В своем полотне художник был точен, изобразив реальное событие, произошедшее 17 или 18 ноября 1671 года, когда по приказу царя подвижницу «старой» веры отправили из её московского дома в заточение. Показанная на пятнадцатой передвижной выставке, картина Сурикова стала значимой вехой в художественной жизни страны.

Дочь окольничего Прокопия Фёдоровича Соковнина. Вероятнее всего, входила в число придворных, сопровождающих царицу.

В 17 лет вышла замуж за Глеба Ивановича Морозова, представителя рода Морозовых, родственников правящей семьи Романовых, царского спальника и дядьку царевича, владельца усадьбы Зюзино под Москвой.

Брат Глеба Ивановича, Борис Иванович Морозов, владелец огромного состояния, умер бездетным в 1662 году, оставив наследство Глебу Морозову. Вскоре умирает и Глеб Иванович и совокупное состояние обоих братьев номинально достаётся малолетнему сыну Глеба и Феодосии Морозовых — Ивану Глебовичу.

Фактически же наследством своего малолетнего сына распоряжалась боярыня Морозова.

В одном из многочисленных имений Морозовых — подмосковном селе Зюзино была обустроена по западному образцу одной из первых в России роскошная усадьба.

При царском дворце Феодосия занимала чин верховой боярыни, была приближённой царя Алексея Михайловича.

По воспоминаниям современников «Дома прислуживало ей человек с триста. Крестьян было 8000; другов и сродников множество много; ездила она в дорогой карете, устроенной мозаикою и серебром, в шесть или двенадцать лошадей с гремячими цепями; за нею шло слуг, рабов и рабынь человек сто, оберегая ее честь и здоровье».

Боярыня Морозова была противницей реформ патриарха Никона, тесно общалась с апологетом старообрядчества — протопопом Аввакумом.

Феодосия Морозова занималась благотворительностью, принимала у себя в доме странников, нищих и юродивых. Оставшись в тридцать лет вдовой, она «усмиряла плоть», нося власяницу. Однако Аввакум попрекал молодую вдову, что она недостаточно «смиряет» свою плоть и писал ей «Глупая, безумная, безобразная выколи глазища те свои челноком, что и Мастридия» (призывая по примеру преподобной Мастридии, чтобы избавиться от любовных соблазнов, выколоть себе глаза).

Домашние молитвы Морозова совершала «по древним обрядам», а её московский дом служил пристанищем для гонимых властью староверов.

Но поддержка ею старообрядчества, судя по письмам Аввакума, была недостаточной: «Милостыня от тебя истекает, яко от пучины морския малая капля, и то с оговором».

Царь Алексей Михайлович, всецело поддерживающий церковные реформы, пытался повлиять на боярыню через её родственников и окружение, а также отбирая и возвращая поместья из её вотчины. От решительных действий царя удерживало высокое положение Морозовой и заступничество царицы Марии Ильиничны.

Феодосия Морозова неоднократно присутствовала в «новообрядной церкви» на богослужении, что старообрядцами рассматривалось, как вынужденное «малое лицемерие».

Но после тайного пострига в монахини под именем Феодоры, состоявшегося согласно старообрядческим преданиям 6 декабря 1670 года, Морозова стала удаляться от церковных и светских мероприятий.

Под предлогом болезни она 22 января 1671 года отказалась от участия в свадьбе царя Алексея Михайловича и Натальи Нарышкиной. Отказ вызвал гнев царя, он направил к ней боярина Троекурова с уговорами принять церковную реформу, а позднее и князя Урусова, мужа её сестры. Морозова обоим ответила решительным отказом.

В ночь на 14 ноября 1671 года в дом Морозовой по приказу царя пришёл архимандрит Чудового монастыря Иоаким (впоследствии Патриарх Московский) и думный дьяк Иларион Иванов.

Они провели допрос Феодосии и её сестры (чтобы выказать своё презрение к пришедшим они легли в постели и лежа отвечали на вопросы).

После допроса сестёр заковали в кандалы, но оставили под домашним арестом.

Через несколько дней Феодосия была перевезена в Чудов монастырь, откуда после допросов её перевезли на подворье Псково-Печерского монастыря.

Однако, несмотря на строгую стражу, Морозова продолжала поддерживать общение с внешним миром, ей передавали еду и одежду.

В заключении она получала письма от протопопа Аввакума и смогла даже причаститься у одного из верных старой вере священников. Вскоре после ареста Феодосии скончался её сын Иван. Имущество Морозовой было конфисковано в царскую казну, а двое её братьев сосланы.

Патриарх Питирим просил царя за сестёр: «Я советую тебе боярыню ту Морозову вдовицу, кабы ты изволил опять дом ей отдать и на потребу ей дворов бы сотницу крестьян дал; а княгиню тоже бы князю отдал, так бы дело то приличнее было. Женское их дело; что они много смыслят!».

Но царь, называя Морозову «сумосбродной лютой», ответил патриарху, что «много наделала она мне трудов и неудобств показала» и предложил ему самому провести допрос боярыни. Патриарх в присутствии духовных и гражданских властей беседовал с Феодосией в Чудовом монастыре. Решив, что она больна (боярыня не хотела стоять перед патриархом и весь допрос висела на руках стрельцов), попытался помазать её освящённым маслом, но Феодосия воспротивилась. Боярыню вернули под арест.

В конце 1674 года боярыня Морозова, её сестра Евдокия Урусова и их сподвижница жена стрелецкого полковника Мария Данилова были приведены на Ямской двор, где пытками на дыбе их пытались переубедить в верности старообрядчеству.

Согласно житию Морозовой, в это время уже был готов костёр для её сожжения, но Феодосию спасло заступничество бояр, возмущённых возможностью казни представительницы одного из шестнадцати высших аристократических семейств Московского государства.

Также за Феодосию заступилась сестра царя Алексея Михайловича царевна Ирина Михайловна.

По распоряжению Алексея Михайловича она сама и её сестра, княгиня Урусова, высланы в Боровск, где были заточены в земляную тюрьму в Пафнутьево-Боровском монастыре, а 14 их слуг за принадлежность к старой вере в конце июня 1675 года сожгли в срубе.

Часовня-памятник на предполагаемом месте заключения боярыни Морозовой и княгини Урусовой.

«Раб Христов! — взывала замученная голодом боярыня к сторожившему ее стрельцу. — Есть ли у тебе отец и мати в живых или преставилися? И убо аще живы, помолимся о них и о тебе; аще ж умроша — помянем их. Умилосердися, раб Христов! Зело изне-могох от глада и алчу ясти, помилуй мя, даждь ми колачика», И когда тот отказал («Ни, госпоже, боюся»), она из ямы просила у него хотя бы хлебца, хотя бы «мало сухариков», хотя бы яблоко или огурчик — и все напрасно.

Евдокия Урусова скончалась 11 сентября 1675 года от полного истощения. Феодосия Морозова также была уморена голодом и, попросив перед смертью своего тюремщика вымыть в реке свою рубаху, чтобы умереть в чистой сорочке, скончалась 1 ноября 1675 года.

Суриков вспоминал, что ключ к образу главной героини дала увиденная однажды ворона с чёрным крылом, которая билась о снег. Образ боярыни срисован со старообрядки, которую художник встретил у Рогожского кладбища. Портретный этюд был написан всего за два часа. До этого художник долго не мог найти подходящее лицо — бескровное, фанатичное, соответствующее знаменитому описанию Аввакума: «Персты рук твоих тонкостны, очи твои молниеносны, и кидаешься ты на врагов аки лев».

Юродивый срисован с московского бедняка, который торговал огурцами, сидя на снегу. Всего сохранилось более сотни подготовительных этюдов к картине, в основном портретных. Художник прикреплял зарисовки к картине кнопками, от которых остались отверстия, раскрытые при реставрации.

В истории искусства бытует предание, что первоначально Суриков начал писать «Боярыню Морозову» на холсте меньшего размера, но почувствовав, что не в состоянии вместить на него всех задуманных персонажей, сделал снизу надшивку, где изобразил расстояние от края картины до розвальней, и только после этого сани визуально «поехали», то есть стало ясно, «как тяжело этим саням пробиваться, пробираться сквозь толпу». Реставраторами и музейными сотрудниками легенда о надшивке холста не подтверждается.

По материалам из Интернета.

Суриков. Боярыня Морозова.

«Боярыня Морозова» — сюжет из русской истории. И это важный момент.

Тенденция преклоняться перед всем западным ближе к концу XIX века пошла на убыль. Впервые за долгое время русские люди стали интересоваться забытым прошлым своей страны.

Это не могло не отразиться на искусстве.

Достоевский в своих романах рассуждает о духовном пути русского человека. В архитектуре расцветает русский романтизм. А Василий Суриков пишет Стеньку Разина, Меньшикова и Ермака.

113B8403-D898-4781-9F93-114E2F4B1647.jpeg?fit=1000%2C1402&ssl=1
Валентин Серов. Портрет Василия Сурикова. 1890-е гг. Третьяковская галерея

Суриков выбрал очень актуальную живописную нишу. Его работы помогали думающим людям найти ответы на вопросы: «Кто такие русские? Как они жили, как одевались, во что верили?»

Но актуальность «Боярыни Морозовой» не ограничена только сюжетом из русской истории. Все гораздо интереснее.

Для этого копнем глубже. В саму историю этой женщины.

А ведь ее жизнь — это настоящий детектив XVII века! В ней было все: и придворные интриги, и несметное богатство. А ещё месть. И увы, трагедия, когда человек теряет все…

Главная сила картины — СЮЖЕТ

Феодосия Прокопьевна была близкой родственницей первой жены царя Алексея Михайловича (отца Петра I).

Хрупкая и изящная девушка, Феодосия вышла замуж в 17 лет за одного из самых богатых людей государства — Глеба Ивановича Морозова.

У него была роскошная усадьба, десятки тысяч крестьян. А главное — он был ближайшим советником самого царя! Не было у боярина Морозова только одного — наследника.

И вот молодая жена родила ему долгожданного сына!

Казалось бы, впереди счастливая сытая жизнь… Но одно событие не даст этому случиться.

После реформ патриарха Никона церковь «раскололась» на два противоборствующих лагеря. Феодосия сильно переживала, но твёрдо решила оставаться на стороне старообрядцев.

Затем умер муж, ее защитник. Старообрядцев преследовали. Феодосия не стала скрывать своей веры. Наоборот, активно выражала свое несогласие с нововведениями.

Например, приказала носить себя в кресле на богослужения в «новообрядческие» церкви, показывая своё презрительное отношение к реформе.

Царь был возмущен поведением Морозовой, но за неё вступалась царица — Мария Ильинична Милославская.

5D1852BE-1E15-4C96-8804-45613EC44DF1.jpeg?fit=677%2C941&ssl=1
Неизвестный мастер (ученик Симона Ушакова). Парсуна «Царь Алексей Михайлович». 1678—1683. Исторический музей в Москве.

Но вскоре и она умерла, и заступиться за боярыню Морозову было уже некому.

А тем временем Алексей Михайлович решил жениться второй раз, на Наталье Кирилловне Нарышкиной (матери Петра I).

В те времена вторую свадьбу играли более скромно, чем первую. Царь же устроил невероятно пышное торжество. То ли Морозова осуждала второй брак, то ли была недовольна чрезмерной пышностью, но факт остаётся фактом — она не пришла на свадьбу!

Алексей Михайлович пришёл в ярость… И приказал арестовать Феодосию.

Ее пытали на дыбе, принуждая отказаться от старой веры. Но она устояла. За это ее уже были готовы сжечь на костре! Но заступились бояре, так как это было слишком жестоко по отношению к представительнице их сословия.

Тогда, чтобы не вызывать много шума, царь приказал тихо и незаметно уморить женщину голодом в тюрьме.

А тем временем все ее имущество было конфисковано и подарено отцу новой царицы.

Вот теперь гораздо проще оценить силу образа боярыни, который создал художник.

Вторая сила картины — ОБРАЗ БОЯРЫНИ

Василий Суриков изображает ключевой момент из истории боярыни Морозовой. Ее везут в боровскую тюрьму, чтобы уморить голодом в земляной яме.

Суриков. Боярыня Морозова (фрагмент)
Василий Суриков. Боярыня Морозова (фрагмент). 1883—1887. Третьяковская галерея, Москва.

Она, знатная и богатая, едет на простых санях с соломой. Так художник подчёркивает пережитые унижения: арест, пытки, приговор к сожжению.

Но она по-прежнему не отступает от старой веры. Вся в чёрном, с бледным и худощавым лицом. Она тянет руку с двуперстием вверх.

Она, исхудавшая и подурневшая от пыток, знает, что идёт против системы на верную гибель. Она обречена, но ни за что не отступит.

Яркий, очень запоминающийся образ. За счёт невероятного сочетания физической слабости и духовной силы.

Этот образ Суриков очень долго искал. Случайно увидел женщину на старообрядческом кладбище. Он понял, что такое лицо «сразу всех победит», то есть в толпе станет притягивающим взгляд центром.

Третья сила картины — ОБРАЗ ТОЛПЫ

Суриков создал невероятно красочную и разношерстную толпу. Здесь можно долго разглядывать узорочье старинных одежд.

Между прочим, именно такими они и были у дворян и купцов в XVII веке. Художник сам находил сохранившиеся образцы для того, чтобы реалистично изобразить эпоху.

8A41A265-30DA-47C0-AE62-99597E5F9D65.jpeg?fit=2156%2C2057&ssl=1
Василий Суриков. Боярыня Морозова (фрагмент). 1883—1887. Третьяковская галерея, Москва.

Но самое интересное в этой толпе — это эмоции людей!

Кто-то безумно жалеет боярыню и плачет. Кто-то вдохновляется и верит ещё больше. Кто-то поражается такой смелости и силе духа.

А кто-то смеётся: «Это ведь надо быть такой упрямой! Отступи и живи дальше, делов-то. В чем подвиг? Фанатичка…»

65CEADA4-94C6-4095-AA0B-E063AB863864.jpeg?fit=1221%2C1794&ssl=1
Василий Суриков. Боярыня Морозова (фрагмент). 1883—1887. Третьяковская галерея, Москва.

Обратите внимание, что старообрядческим двуперстием боярыне отвечает лишь юродивый, сидящий на снегу. Ему терять нечего. А вот все остальные не готовы так смело идти против царских законов.

Рядом с санями идёт сестра Морозовой, княгиня Урусова.

9D6D5782-36CB-4846-B013-C846DA95C82F.jpeg?fit=1838%2C1791&ssl=1
Василий Суриков. Боярыня Морозова (фрагмент). 1883—1887. Третьяковская галерея, Москва.

Ей предстоит совершить такой же подвиг. Она погибнет от голода в той же яме на руках у сестры. Но для толпы ее трагедия останется незамеченной. Образ княгини олицетворяет всех безымянных погибших за старую веру.

Четвёртая сила картины — ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ

204E6BD9-CB11-4121-A59F-B4A5D66C9E56.jpeg?fit=1000%2C500&ssl=1
Василий Суриков. Боярыня Морозова. 1889. Третьяковская галерея, Москва.

История боярыни не просто так тронула сердца людей, живших в конце XIX века.

И не просто так картину купил Павел Третьяков за невероятные по тому времени 25 тысяч (в переводе на наши деньги это примерно 15 миллионов рублей).

Произошедший в XVII веке раскол и в XIX веке делил русский народ на два лагеря. Старообрядцев по-прежнему было много среди купцов. В том числе и Павел Третьяков им был. Да и  сам Василий Суриков вырос в старообрядческой семье.

Так что тема борьбы за свободу вероисповедания была очень болезненной. Актуальность она потеряет лишь спустя 30 лет, после Октябрьской революции. Но тогда на русский народ нагрянет раскол похлеще…

Пятая сила картины — КОМПОЗИЦИЯ

Суриков не боялся многофигурных композиций. Он умел ловко загораживать одного человека другим, создавая реалистичное, но все же гармоничное столпотворение. Никаких театральных расстановок в ряд!

В «Боярыне Морозовой» его толпа, как всегда, превосходно слеплена. Однако не сразу дались… сани. Вернее, их движение.

Они никак не хотели ехать. Встали на месте и все тут!

Чего только не предпринимал Василий Иванович! Менял положение полозьев саней на снегу, угол оглоблей, соединяющих сани и лошадь, – ничего не помогало!

И тут ему пришла в голову идея нарисовать рядом бегущего мальчика! И сани сразу «поехали»! Глядя на них, почти физически ощущаешь, как они едут, упорно раскалывая толпу. Тоже очень интересное решение, созвучное сюжету.

Шестая сила картины — КОЛОРИТ

Суриков понимал, что снег — один из главных героев его картины. Он обязан быть очень реалистичным. Чтобы мы слышали его скрип под полозьями.

Василий Суриков. Боярыня Морозова (деталь). 1883—1887. Третьяковская галерея, Москва.

Со снегом у Василия Ивановича отношения сложились особые. Он писал его только с натуры на улице, стараясь поймать тончайшие оттенки.

Натурщиков он тоже просил позировать на морозе, чтобы уловить оттенки кожи под воздействием холодного воздуха.

В заключение

Через год после написания «Боярыни Морозовой» умерла жена Василия Сурикова, Елизавета Шаре.

Василий Суриков. Автопортрет и портрет Елизаветы Шаре. 1876. Третьяковская галерея, Москва.

Ее здоровье всегда было слабым (порок сердца). Но на какое-то время она почувствовала себя лучше. И художник решился показать ей свою родину: повёз в Сибирь, в Красноярск. Она не выдержала этой поездки.

Он сильно переживал потерю, винил себя в том, что настоял на путешествии. И по-настоящему оправиться так и не смог.

Поэтому «Боярыня Морозова» так и осталась его непревзойденным шедевром. Да, были ещё «Взятие Сибири Ермаком» и «Взятие снежного городка». Но все же они уступают во многом его «Боярыне». 

***

Если Вам близок мой стиль изложения и Вам интересно изучать живопись, я могу отправить Вам на почту бесплатный цикл уроков. Для этого заполните простую форму по этой ссылке.

Комментарии других читателей смотрите ниже. Они часто являются хорошим дополнением к статье. Ещё вы можете поделиться своим мнением о картине и художнике, а также задать вопрос автору.

Автор: Оксана Копенкина

Перейти на главную страницу

Используемые источники:

  • https://topkartin.ru/kartiny/boyarynya-morozova
  • https://zhiznteatr.mirtesen.ru/blog/43957625189/16-simvolov,-zashifrovannyih-v-kartine-«boyaryinya-morozova»
  • https://www.livemaster.ru/topic/617281-istoriya-odnoj-kartiny-surikov-v-i-boyarynya-morozova
  • https://www.arts-dnevnik.ru/surikov-boyarynya-morozova/

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Litera.site - литературный сайт